АБВ
Pesenok.ru
  • А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Е
  • Ж
  • З
  • И
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ф
  • Х
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Э
  • Ю
  • Я
  • A
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • G
  • H
  • I
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • O
  • P
  • Q
  • R
  • S
  • T
  • U
  • V
  • W
  • X
  • Y
  • Z
  • #
  • Текст песни Михаил Щербаков - Август

    Исполнитель: Михаил Щербаков
    Название песни: Август
    Дата добавления: 20.05.2017 | 06:15:18
    Просмотров: 4
    0 чел. считают текст песни верным
    0 чел. считают текст песни неверным
    На этой странице находится текст песни Михаил Щербаков - Август, а также перевод песни и видео или клип.

    Кто круче?

    или
    И опять я уезжаю
    От печалей и забот.
    Люди поезд провожают,
    Поезд тронется вот-вот.

    Я стою, курю печально
    В мельтешении вокзальном,
    И дурит меня прощально
    Предосеннее тепло.
    Гордым этаким задирой
    Я смотрю, как пассажиры
    Делят мир, подняв над миром
    Электронное табло.

    Лица, лица, лица, лица,
    То ли вправду, то ли мнится -
    И грузинская певица,
    И измученный волгарь,
    Кто грустя, а кто с усмешкой,
    С чемоданами и спешкой,
    Мимо, мимо - немцы с чешкой
    И компании болгар.

    Звон вокзальных полутонов,
    Блики, скрытые в тени.
    Тусклым светом от вагонов
    Отражаются огни.

    И мелькают кости четок,
    Связки рыбы, блеск оберток,
    То нетвердый подбородок,
    То безумные глаза.
    Муравьями деловыми,
    Полусонными, глухими
    Люди скачут, а над ними -
    Глыбой каменной вокзал.

    Здесь и я, как соглядатай,
    Был приставлен к жизни клятой.
    Уезжаю, виноватый,
    Раз уж надпись мне зажглась.
    И носильщик в грязной форме,
    Вроде пьян, а вроде в норме,
    Так проехал по платформе,
    Что платформа затряслась.

    Отправленье, отпеванье
    Прогудело на басах,
    И захлюпало прощанье
    В поцелуях и слезах.

    Мне осталось отвернуться,
    От прощанья отмахнуться,
    И отбыть, и не вернуться,
    Замереть, войдя в вагон.
    Только вдруг - как привиденье
    Показалось на мгновенье
    И в толпу внесло смятенье,
    Опустившись на перрон.

    Эта женщина дурная,
    Неземная и босая,
    Подошла ко мне, мерцая,
    И меня пробила дрожь.
    Утерял я глянец лоска
    И сказал я зло и жестко:
    "Здравствуй, Муза-вертихвоска,
    Что хорошего несешь?

    Руки голы, губы сжаты,
    Взгляды трудно оторвать...
    Проводить меня пришла ты,
    Или хочешь задержать?

    Только это все не нужно,
    Слишком долго и недужно.
    Я по просеке окружной
    Мчал туда, где твой был лик,
    С вожделеньями прощался,
    Истощался, сокращался,
    Но почти не умещался
    В узких рамках часа пик.

    Для тебя я был пиратом,
    Сумасбродом, дипломатом,
    Ты дразнила плагиатом,
    И метался я в душе,
    Сочинял каскады шума,
    Сто сюжетов пел угрюмо -
    Только их не я придумал,
    Их придумал Бомарше.

    Я себя закинул к звездам,
    Но оттуда уронил...
    А теперь все то, что создал,
    Я почти похоронил.

    Муза, видишь: строчек тонны
    По пути с лихим уклоном
    Я в вагоне похоронном
    Отправляю багажом.
    Так убери же ты, нахалка,
    Свои руки с катафалка,
    Неужель тебе не жалко,
    Что я проклят и смешон?.."

    Тут задвигались колеса -
    На меня взглянули косо,
    Не докончил я вопроса,
    Так как тронулся состав...
    Чуть отъехавши, однако,
    Соскочил я в бездну мрака,
    И вернулся, - и заплакал,
    Милой Музы не застав...
    And again I'm leaving
    From sorrows and cares.
    People train off,
    The train is about to roll.

    I stand, I smoke sadly
    In the melting of the railway station,
    And fool me farewell
    Predisennee warm.
    A proud sort of bully
    I see how passengers
    Divide the world by raising above the world
    Electronic display.

    Persons, persons, persons, persons,
    Is it really, or is it imaginary -
    And the Georgian singer,
    And the exhausted Volgary,
    Who is sad, and who with a grin,
    With suitcases and rush,
    Past, past - the Germans with the Czech
    And the company of the Bulgarians.

    The ringing of train halftones,
    Glare, hidden in the shadows.
    The dim light from the cars
    The lights are reflected.

    And the bones of the beads flash,
    Bundles of fish, glitter of wraps,
    That unsteady chin,
    Those crazy eyes.
    Ants are business,
    Half asleep, deaf
    People skip, and above them -
    Cobble stone station.

    Here and I, as a spy,
    He was put to life by a curse.
    I leave, guilty,
    Since the inscription has lit to me.
    And the porter in dirty form,
    It seems to be drunk, but like in the norm,
    So I drove along the platform,
    That platform shook.

    Sending, singing along
    Bored on the bass,
    And the parting sounded like a farewell
    In kisses and tears.

    I have to turn away,
    To dismiss the farewell,
    And to depart, and not return,
    To die, having entered into the car.
    Only suddenly - like a ghost
    It seemed for a moment
    And in the crowd made a confusion,
    Down on the platform.

    This woman is bad,
    Unearthly and barefoot,
    She came to me, flickering,
    And I was shivered.
    I lost gloss gloss
    And I said evil and harshly:
    "Hello, Muza Vertikhvoska,
    What good are you talking about?

    Hands are bare, lips are tight,
    Looks hard to tear ...
    Pass me by you,
    Or do you want to delay?

    Only this is not necessary,
    Too long and not well.
    I'm along the circumferential road
    Rushed to where your face was,
    With fancies I said goodbye,
    Dwindled, cut back,
    But almost did not fit
    Within the narrow limits of the rush hour.

    For you, I was a pirate,
    By insanity, diplomat,
    You teased plagiarism,
    And I rushed in the shower,
    He composed cascades of noise,
    A hundred stories sang sulkily -
    Only I did not invent them,
    They were invented by Beaumarchais.

    I threw myself to the stars,
    But I dropped it from there ...
    And now all that he created,
    I almost buried it.

    Muse, you see: a line of a ton
    On the way with a deviate slope
    I'm in the funeral car
    I send it with luggage.
    So get rid of you, nahalka,
    His hands with a hearse,
    Do not you feel sorry for me,
    That I'm cursed and ridiculous? .. "

    Then the wheels moved -
    They looked at me askance,
    I did not finish the question,
    Since the composition began to move ...
    A little drove off, however,
    I jumped into the abyss of darkness,
    Also has returned, - and has begun to cry,
    Sweet Muses can not find ...

    Скачать

    Смотрите также:

    Все тексты Михаил Щербаков >>>

    О чем песня Михаил Щербаков - Август?

    Отправить
    Верный ли текст песни?
    ДаНет