АБВ
Pesenok.ru
  • А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Е
  • Ж
  • З
  • И
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ф
  • Х
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Э
  • Ю
  • Я
  • A
  • B
  • C
  • D
  • E
  • F
  • G
  • H
  • I
  • J
  • K
  • L
  • M
  • N
  • O
  • P
  • Q
  • R
  • S
  • T
  • U
  • V
  • W
  • X
  • Y
  • Z
  • #
  • Текст песни Библия - Деяния, глава 27

    Исполнитель: Библия
    Название песни: Деяния, глава 27
    Дата добавления: 14.08.2020 | 12:23:00
    Просмотров: 2
    0 чел. считают текст песни верным
    0 чел. считают текст песни неверным
    На этой странице находится текст песни Библия - Деяния, глава 27, а также перевод песни и видео или клип.
    Когда решено было плыть нам в Италию, то отдали Павла и некоторых других узников сотнику Августова полка, именем Юлию.
    Мы взошли на Адрамитский корабль и отправились, намереваясь плыть около Асийских мест. С нами был Аристарх, Македонянин из Фессалоники.
    На другой день пристали к Сидону. Юлий, поступая с Павлом человеколюбиво, позволил ему сходить к друзьям и воспользоваться их усердием.
    Отправившись оттуда, мы приплыли в Кипр, по причине противных ветров,
    и, переплыв море против Киликии и Памфилии, прибыли в Миры Ликийские.
    Там сотник нашел Александрийский корабль, плывущий в Италию, и посадил нас на него.
    Медленно плавая многие дни и едва поровнявшись с Книдом, по причине неблагоприятного нам ветра, мы подплыли к Криту при Салмоне.
    Пробравшись же с трудом мимо него, прибыли к одному месту, называемому Хорошие Пристани, близ которого был город Ласея.
    Но как прошло довольно времени, и плавание было уже опасно, потому что и пост уже прошел, то Павел советовал,
    говоря им: мужи! я вижу, что плавание будет с затруднениями и с большим вредом не только для груза и корабля, но и для нашей жизни.
    Но сотник более доверял кормчему и начальнику корабля, нежели словам Павла.
    А как пристань не была приспособлена к зимовке, то многие давали совет отправиться оттуда, чтобы, если можно, дойти до Финика, пристани Критской, лежащей против юго-западного и северо-западного ветра, и там перезимовать.
    Подул южный ветер, и они, подумав, что уже получили желаемое, отправились, и поплыли поблизости Крита.
    Но скоро поднялся против него ветер бурный, называемый эвроклидон.
    Корабль схватило так, что он не мог противиться ветру, и мы носились, отдавшись волнам.
    И, набежав на один островок, называемый Клавдой, мы едва могли удержать лодку.
    Подняв ее, стали употреблять пособия и обвязывать корабль; боясь же, чтобы не сесть на мель, спустили парус и таким образом носились.
    На другой день, по причине сильного обуревания, начали выбрасывать груз,
    а на третий мы своими руками побросали с корабля вещи.
    Но как многие дни не видно было ни солнца, ни звезд и продолжалась немалая буря, то наконец исчезала всякая надежда к нашему спасению.
    И как долго не ели, то Павел, став посреди них, сказал: мужи! надлежало послушаться меня и не отходить от Крита, чем и избежали бы сих затруднений и вреда.
    Теперь же убеждаю вас ободриться, потому что ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль.
    Ибо Ангел Бога, Которому принадлежу я и Которому служу, явился мне в эту ночь
    и сказал: не бойся, Павел! тебе должно предстать пред кесаря, и вот, Бог даровал тебе всех плывущих с тобою.
    Посему ободритесь, мужи, ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано.
    Нам должно быть выброшенными на какой-нибудь остров.
    В четырнадцатую ночь, как мы носимы были в Адриатическом море, около полуночи корабельщики стали догадываться, что приближаются к какой-то земле,
    и, вымерив глубину, нашли двадцать сажен; потом на небольшом расстоянии, вымерив опять, нашли пятнадцать сажен.
    Опасаясь, чтобы не попасть на каменистые места, бросили с кормы четыре якоря, и ожидали дня.
    Когда же корабельщики хотели бежать с корабля и спускали на море лодку, делая вид, будто хотят бросить якоря с носа,
    Павел сказал сотнику и воинам: если они не останутся на корабле, то вы не можете спастись.
    Тогда воины отсекли веревки у лодки, и она упала.
    Перед наступлением дня Павел уговаривал всех принять пищу, говоря: сегодня четырнадцатый день, как вы, в ожидании, остаетесь без пищи, не вкушая ничего.
    Потому прошу вас принять пищу: это послужит к сохранению вашей жизни; ибо ни у кого из вас не пропадет волос с головы.
    Сказав это и взяв хлеб, он возблагодарил Бога перед всеми и, разломив, начал есть.
    Тогда все ободрились и также приняли пищу.
    Было же всех нас на корабле двести семьдесят шесть душ.
    Насытившись же пищею, стали облегчать корабль, выкидывая пшеницу в море.
    Когда настал день, земли не узнавали, а усмотрели только некоторый залив, имеющий отлогий берег, к которому и решились, если можно,
    When it was decided to sail for us to Italy, they gave Paul and some other prisoners to the centurion of the August Regiment, named Julius.
    We boarded the Adramite ship and set off, intending to sail near the Asian places. With us was Aristarchus, a Macedonian from Thessalonica.
    The next day they pushed on to Sidon. Julius, acting with Paul humanely, allowed him to visit friends and take advantage of their zeal.
    Leaving from there, we sailed to Cyprus, because of the opposite winds,
    and, having crossed the sea against Cilicia and Pamphylia, arrived at Myra in Lycia.
    There the centurion found an Alexandrian ship sailing to Italy and put us on board.
    Slowly sailing for many days and barely catching up with Cnidus, because of the wind unfavorable to us, we swam to Crete at Salmon.
    Having made their way with difficulty past him, we arrived at a place called Good Harbors, near which was the city of Lacea.
    But as enough time passed, and the voyage was already dangerous, because the fast had already passed, then Paul advised,
    saying to them: Men! I see that sailing will be difficult and with great harm not only for the cargo and the ship, but also for our life.
    But the centurion trusted the helmsman and the captain of the ship more than Paul's words.
    And as the pier was not adapted for wintering, many gave advice to go from there, so that, if possible, to reach Phenicus, the pier of Crete, lying against the south-west and north-west winds, and overwinter there.
    A south wind blew, and they, thinking that they had already received what they wanted, set off and sailed near Crete.
    But soon a stormy wind called Euroclydon arose against him.
    The ship was seized so that it could not resist the wind, and we rushed, surrendering to the waves.
    And, having run up to one islet called Claudia, we could hardly hold the boat.
    Having picked it up, they began to use benefits and tie the ship; fearing lest they run aground, they lowered the sail and thus ran.
    The next day, due to a strong overwhelm, they began to throw out the load,
    and on the third day we threw things from the ship with our own hands.
    But as for many days neither the sun nor the stars could be seen, and a considerable storm continued, at last all hope for our salvation disappeared.
    And how long they had not eaten, Paul, standing in the midst of them, said: Men! it was necessary to obey me and not leave Crete, which would have avoided these difficulties and harm.
    Now I urge you to take courage, because not one soul of you will perish, but only the ship.
    For the Angel of God, to whom I belong and whom I serve, appeared to me on this night
    And he said: Do not be afraid, Paul! you must appear before Caesar, and behold, God has given you all those who sail with you.
    Therefore, take courage, men, for I believe God that it will be as I am told.
    We must be thrown out on some island.
    On the fourteenth night, as we were carried in the Adriatic Sea, around midnight the shipbuilders began to guess that they were approaching some land,
    and measuring the depth, they found twenty fathoms; then at a short distance, measuring again, they found fifteen fathoms.
    Fearing that they would not fall on rocky places, we threw four anchors from the stern, and waited for the day.
    When the shipbuilders wanted to escape from the ship and lowered the boat to the sea, pretending to want to drop anchors from the bow,
    Paul said to the centurion and the soldiers: if they do not stay on the ship, you cannot be saved.
    Then the soldiers cut off the ropes from the boat, and it fell.
    Before the day came, Paul urged everyone to take food, saying: today is the fourteenth day, as you, in anticipation, are left without food, eating nothing.
    Therefore, I ask you to take food: this will serve to preserve your life; for none of you will lose a hair from your head.
    Having said this and taking bread, he gave thanks to God in front of everyone and, breaking it, began to eat.
    Then all were encouraged and also took food.
    There were all of us on the ship, two hundred and seventy-six souls.
    Having had enough food, they began to lighten the ship, throwing wheat into the sea.
    When the day came, they did not recognize the land, but saw only a certain bay with a sloping coast, to which they decided, if possible,

    Скачать

    Смотрите также:

    Все тексты Библия >>>

    О чем песня Библия - Деяния, глава 27?

    Отправить
    Верный ли текст песни?
    ДаНет